Тематические сайты, по благословению епископа Новокузнецкого и Таштагольского Владимира:

Исповедь и Причастие.РУ      Соборование.РФ     Молитва.РФ     Пост.РФ     Смерть поминовение.РФ     Епархия НВК


Апостол Иаков 1, 13-15. Толкование.

«В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого, но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью; похоть же, зачав, рождает грех, а сделанный грех рождает смерть» (Иак.1.13-15).

 

Если искушения двоякого рода, то почему апостол поставляет теперь всякое искушение вне воли Божией? Но примечай: он не сказал: «искушенный», но – «искушаемый». Кто через грех и невоздержную жизнь сам изобретает себе искушения и как бы в постоянной буре погружается в опасности, тот говорит апостол, искушается не от Бога, но от собственной похоти. Ибо кто победил нашедшее искушение и сделался тверже, тот уже нелегко поддается искушениям, особенно находящим от него самого, потому что на свободе от искушений постоянно склоняется к жизни более любомудрой.

«Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого»

Бог не искушается злом, как сказано: «Что Божественно и блаженно, то ни само ничего не делает, ни другим не дает дела». Все это свойственно естеству смертному и земному, в котором усматриваются изменение и переменчивость, эти первичные свойства нашей природы. Похоть же и грех и рождающаяся от нее смерть для души стали как бы ступенями погибели человеческой. Ибо похоть, найдя место пристанища, соделала грех, который родил смерть, и только искоренив оный через покаяние мы полагаем начало другой нашей жизни».

Блаж. Феофилакт Болгарский

 

Великая добродетель самоукорение, когда кто-нибудь укоряет самого себя. Она ходатайствует для человека большую пользу. Поэтому-то божественный Иаков здесь склоняет к этой добродетели каждого христианина, и выражает мысль следующим образом: брат мой христианин, когда ты находишься в искушении, будь очень внимателен чтобы не сказать – я искушаем Богом.

Во-первых, так говоря произносишь хулу, Бога делаешь виновником искушений и уподобляешься праотцу Адаму, который, как только преступил заповедь Божию, не укорил самого себя как виновника преступления, но переложил вину на Бога сказав: «Жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел» (Быт. 3:12).

Во-вторых, говоря «я искушаем Богом» этими словами показываешь гордость и не можешь ни смириться, ни покаяться, но даже и не сможешь претерпеть искушение, которое испытываешь, безропотно и с благодарением. Не терпя же, испытываешь двойное мучение, как говорит святой Исаак: «Всякая скорбь, не соединённая с терпением, служит к сугубому мучению».

Что же должно тебе делать? Должно тебе всегда укорять и обвинять самого себя, что ты есть виновник всех искушений, как сластолюбивых и вольных, так и тех, от которых злостраждешь, т.е. невольных. Потому что, если бы ты не согрешил, Бог бы не попустил придти на тебя искушениям. Самоукорением же сим смиряешься, каешься и терпишь искушения с благодарностью. И этим благодарением преклоняешь Бога или удалить совершенно от тебя искушения, в которых находишься или облегчить их.

Прп. Никодим Святогорец

 

Бог не есть ни виновник, ни творец зла. Посему заблуждают те, которые говорят, что некоторые из страстей естественны душе; они не разумеют того, что мы сами природные свойства к добру превратили в страсти. По естеству, например, мы имеем семя для чадородия; а мы употребляем оное на беззаконное сладострастие. По естеству есть в нас и гнев, на древнего оного змия; а мы употребляем оный против ближнего. Нам дана ревность для того, чтобы мы ревновали добродетелям; а мы ревнуем порокам. От естества есть в душе желание славы, но только горней. Естественно и гордиться, но над одними бесами. Подобным образом естественно душе и радоваться, но о Господе и о благих деяниях ближнего. Получили мы и памятозлобие, но только на врагов души нашей. По естеству желаем мы пищи, но для того, чтобы поддержать жизнь, а не для сластолюбия.

Преподобный Иоанн Лествичник

 

Доселе апостол говорил об искушениях вообще, не различая их по источнику происхождения и самой природе их, и указывал высокое благотворное значение их, как испытаний для воли и веры человека (Иак. 1:2,4,12). Теперь, имея в виду склонность людей слабовольных и маловерующих оправдывать свои падения в искушениях указанием, что искушения посылаются Богом, апостол предлагает читателям строго различать искушения по происхождению и сущности.

Те испытания или лишения, о которых доселе говорил апостол, посылаются людям Богом с благою, спасительною целью — утвердить людей, путем испытаний, в добре и привести их к истинному благу, к жизни в истинном смысле. В качестве примеров таких испытаний в Ветхом Завете можно назвать испытание веры Авраама (Быт 22:1), Иова (Иов 1-2 гл. и далее) и израильтян во время странствования их по пустыне (Втор 8:2). Во всех этих и подобных примерах испытания людей Богом, в случае выдержания ими искуса, результатом или плодом искушения является терпение, нравственная крепость, нравственное совершенство испытуемых, а конец всего — вечная блаженная жизнь (ст. 2-4, 12 ). Но есть совершенно иные искушения, приходящие от диавола или же зарождающиеся в душе самого человека. В рассматриваемых стихах апостол говорит об этих последних искушениях, и даваемое апостолом изображение искушения имеет большую религиозно-психологическую ценность, начертывая полностью весь процесс или поступательный ход развития искушения в душе человека. Прежде всего (Иак.1:13) апостол со всею решительностью устраняет всякую мысль человека-грешника, будто искушение ко греху и злу может происходить от Бога: такая мысль коренным образом противоречит основному понятию о Боге, как существе Всесвятом и Всеблагом — «Бог не искушается злом (Θεòς ἀπείραστός ἐστιν κακω̃ν), и Сам не искушает никого». Слово ἀπείραστός должно быть передано именно так, как оно передано в русском переводе — в том смысле, что Бог абсолютно чужд зла, безусловно не затрагивается никакими прирождениями зла. Славянский перевод: «несть искуситель злым», как и Вульгаты: intentator — не точны, тем более, что, в случае принятия такой передачи, получалась бы тавтология с последующим выражением: «и Сам не искушает никого».

По Иак.1:14-15, подлинный источник и действительное основание искупления заключается «собственная похоть», ἰδία ἐπιθομία, человека. «Кто чрез грех и невоздержную жизнь сам изобретает себе искушение и как бы в постоянной буре погружается в опасности, тот, — говорит апостол, — искушается не от Бога, но от собственной похоти» (блаж. Феофилакт). Желая показать, каким образом зарождается в душе человека искушение (Иак.1:14) и какими гибельными следствиями оно оканчивается (Иак.1:15), апостол для большей ясности пользуется сравнением этого психического процесса с зачатием и рождением дитяти. Производителями греховного искушения в душе являются, с одной стороны, собственная похоть человека, имеющая основание в первородном, прирожденном человеку, грехе (1 Ин 2:16), но возрастающая и укрепляющаяся под влиянием сознательной склонности каждого отдельного человека; с другой же стороны, — свободная воля человека, соизволяющая похоти. Похоть есть фактор более пассивный, однако, на слабую волю действие ее так же сильно и гибельно, как действие блудницы на обольщаемого ею мужчину. Воля же человека, соизволяющая искушению, есть уже активное, оплодотворяющее начало, от преступного соединения которого с похотью происходит зачатие, а затем и рождение столь же преступного дитяти — греха, а грех затем, уже в свою очередь, рождает свое исчадие — смерть, именно вечную духовную смерть. А коль скоро искушения указанного свойства имеют своим плодом грех и смерть, то ясно, что они не могут исходить от Бога, Который есть самая святость и истинная жизнь. Ясно и то, что попытки людей оправдывать свои падения в искушениях ссылкою на Бога не имеют никакой опоры. Но все же в рассмотренных ст. 13-15 эта мысль аргументирована лишь с отрицательной стороны, и потому в следующих (Иак.1:16-18) апостол доказывает ее и положительным образом.

Профессор А.П. Лопухин